Правительства

Отрывок из книги «Четвертая промышленная революция» Клауса Шваба, основателя и президента Всемирного
экономического форума в Женеве / The Fourth Industrial Revolution — Klaus Schwab

Первое, что приходит в голову при оценке воздействия четвертой промышленной революции на власть – это то, что использование цифровых технологий позволит лучше осуществлять управление. Более интенсивное и инновационное использование веб-технологий может помочь государственным администрациям модернизировать свои структуры и функции, чтобы улучшить общую результативность, начиная от укрепления процессов электронного управления до большей прозрачности, ответственности и вовлеченности в отношениях
между правительством и его гражданами. Правительства должны адаптироваться и к тому,
что власть под воздействием этой промышленной революции зачастую переходит от государства к негосударственным субъектам, а также от организованных учреждений к сетям с более свободным устройством. Новые технологии и социальные группировки и взаимодействия, которые ими обеспечиваются, позволяют практически кому угодно оказывать влияние на ситуацию и при этом такими способами, о которых невозможно было бы подумать еще несколько лет назад.

Правительства оказались в числе тех, на ком в наибольшей степени отразилось воздействие этой неуловимой и эфемерной силы. Как это сформулировал Мойзес Наим: «В XXI веке власть проще получить, но труднее использовать и легче потерять»41. Почти нет сомнений, что править в наши дни сложнее, чем было в прошлом. За немногими исключениями, лицам, определяющим политический курс, становится все труднее реализовывать необходимые изменения. Их полномочия сдерживаются конкурирующими центрами власти, имеющими транснациональный, региональный, местный и даже личный характер. Структуры
микровласти в настоящее время способны оказывать сдерживающее воздействие на структуры макровласти, такие как государственные правительства.

Цифровой век ослабил многие барьеры, которые использовались для защиты государственных структур, в результате чего правительства сегодня действуют гораздо менее
эффективно, поскольку управляемый субъект, то есть население теперь лучше информировано и более требовательно в своих ожиданиях. Долгая эпопея с WikiLeaks, в которой крошечная негосударственная организация выступила против гигантского государства, иллюстрирует асимметрию новой парадигмы власти и подрыв доверия, который ей часто сопутствует.

Для того чтобы рассмотреть всю многосторонность воздействия четвертой промышленной революции на правительства, потребовалось бы написать целую книгу, посвященную только этой теме, но ключевой момент состоит в следующем: технологии будут все более наделять граждан полномочиями, давая им новый способ выражать свои мнения, координировать усилия и, возможно, находить пути для обхода государственного надзора. Я говорю «возможно», потому что вполне может оказаться верным и противоположное, то есть
усиление надзора и чрезмерная власть государственных органов благодаря новым технологиям наблюдения.

ТЕХНОЛОГИИ БУДУТ ВСЕ БОЛЕЕ НАДЕЛЯТЬ ГРАЖДАН ПОЛНОМОЧИЯМИ, ДАВАЯ ИМ НОВЫЙ СПОСОБ ВЫРАЖАТЬ СВОИ
МНЕНИЯ, КООРДИНИРОВАТЬ УСИЛИЯ И, ВОЗМОЖНО, НАХОДИТЬ ПУТИ ДЛЯ ОБХОДА ГОСУДАРСТВЕННОГО НАДЗОРА.

Параллельные структуры смогут транслировать идеологии, вербовать последователей
и координировать действия, направленные против официальных правительственных систем
или идущие вразрез с их позицией. Правительства в их нынешнем виде будут вынуждены
меняться, поскольку их центральная роль в проведении политики будет все более уменьшаться в связи с ростом конкуренции, а также перераспределением и децентрализацией власти, которые стали возможны благодаря новым технологиям. Все чаще правительства будут рассматриваться как центры по обслуживанию населения, оцениваемые по их способности поставлять расширенную форму услуг наиболее эффективным и индивидуализированным способом.

В конечном счете именно способность правительств адаптироваться сыграет определяющую роль в их выживании. Если они принимают мир, в котором происходят дизруптивные изменения, воздействие которых экспоненциально растет, и если они устанавливают для своих структур те уровни прозрачности и эффективности, которые могут помочь им сохранить свою конкурентоспособность, то они выдержат это испытание. Тем не менее правительства в любом случае будут полностью трансформированы в более экономичные и более эффективные структуры власти. И все это произойдет в контексте новых и конкурирующих силовых структур.

Как и во времена предыдущих промышленных революций, законодательное регулирование будет играть решающую роль в принятии и распространении новых технологий. И все же правительства будут вынуждены изменить свой подход, когда дело дойдет до создания, пересмотра и исполнения нормативно-правовых актов. В «старом мире» у лиц, принимающих решения, было достаточно времени, чтобы изучить конкретный вопрос, а затем подготовить необходимую реакцию или соответствующую нормативную базу. Весь процесс, как
правило, имел линейный и механический характер и был выстроен в строгом соответствии с
иерархическим подходом («сверху вниз»). По целому ряду причин такое более невозможно.
В условиях, когда четвертая промышленная революция дала ускорение темпу изменений, перед структурами, создающими нормативно-законодательные акты, встали проблемы беспрецедентного масштаба. Сегодняшние политические, законодательные и регулирующие органы часто ощущают, что события застают их врасплох и что они не в состоянии поспевать за скоростью технологических изменений и соответствовать значимости их
последствий. Круглосуточный цикл поступления новостей оказывает давление на лидеров,
заставляя их немедленно давать комментарии или предпринимать те или иные действия,
в результате чего у них оказывается меньше времени на то, чтобы отреагировать продуманным, принципиальным и тщательно просчитанным образом. Существует реальная опасность утратить контроль над важными процессами, особенно в условиях мировой системы, включающей в себя почти две сотни независимых государств и тысячи различных культур и языков.

Каким же образом в таких условиях политики и регулятивные органы смогут поддерживать технологические разработки, не создавая сложностей для развития инноваций и при этом отстаивая интересы потребителей и общества в целом? Ответом является гибкая методология управления (Agile).

Многие из технологических достижений, которые мы в настоящее время наблюдаем,
не учтены должным образом в существующей нормативной базе и поэтому способны даже
подорвать тот общественный договор, который власти установили со своими гражданами.
Маневренное управление подразумевает необходимость для регулирующих органов находить пути постоянной адаптации к новой, быстро меняющейся среде за счет такой внутренней перестройки, которая позволяет им лучше понимать предмет своего регулирования.

Для этого правительства и регулирующие органы должны тесно сотрудничать с бизнесом и
гражданским обществом, придавая нужный характер требующимся глобальным, региональным и отраслевым преобразованиям.

Понятие «гибкое управление» не подразумевает нормативной неопределенности или
беспрестанной лихорадочной активности со стороны политиков. Было бы ошибкой считать,
что мы вынуждены выбирать один из двух одинаково неприятных вариантов законодательной структуры: устаревшую, но стабильную с одной стороны или современную, но непостоянную – с другой. В эпоху четвертой промышленной революции требуется не столько обеспечить больший объем принимаемых решений или большую скорость их принятия, сколько создать нормативную и законодательную экосистему, которая позволит вырабатывать более устойчивые юридические структуры. Этот подход может быть усилен за счет
выделения дополнительного пространства для спокойного пребывания, где можно было бы
размышлять о важных решениях, которые предстоит принять. Сложность задачи состоит в
том, чтобы сделать это неторопливое обдумывание гораздо более продуктивным, чем сейчас, но при этом предугадывающим будущее, чтобы создать максимальное пространство для появления инноваций.

Подводя итоги, я делаю вывод, что в мире, где основные государственные функции,
социальная коммуникация и личная информация мигрируют на цифровые платформы, правительства в сотрудничестве с бизнесом и гражданским обществом должны установить правила, системы балансов и противовесов, которые будут поддерживать соблюдение законов,
справедливость, конкурентоспособность, инклюзивность интеллектуальных ресурсов, без-
опасность и надежность.

Сегодня существуют два концептуальных подхода к решению проблемы. Первый
состоит в том, что все, что в открытой форме не запрещено, – разрешено. В соответствии со
вторым подходом все, что в явной форме не разрешено, – запрещено. Правительства должны
объединить оба этих подхода. Они должны научиться сотрудничать и приспосабливаться,
но в то же время обеспечивать такое положение дел, чтобы в центр всех решений ставились интересы человека. Это сложнейшая задача для современных правительств, и сейчас, в
эпоху четвертой промышленной революции, она стоит наиболее остро. В настоящее время
власть должна обеспечить условия процветания для инноваций, но при этом минимизировать риски.

Для того чтобы добиться этого, правительства должны будут более эффективно привлекать граждан и проводить эксперименты в области политики, которые дадут возможность
обучаться и приспосабливаться к новому. Обе эти задачи означают, что как правительствам,
так и гражданам требуется пересмотреть свои роли и способы взаимодействия друг с другом,
одновременно поднимая ожидания на более высокий уровень и в явно выраженной форме
признавая необходимость учета различных точек зрения, допуская возможность неудач и
неверных шагов на пути к цели.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.