«Цифровая трансформация»: в какой степени страна к ней готова?

Статья из «Белорусский ежегодник 2017»

Михаил Дорошевич, Марина Соколова

Резюме

Беларусь занимает лидирующее положение среди стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в рейтингах Международного союза электросвязи. Что касается показателей индекса внедрения цифровых технологий (Всемирный банк), то здесь Беларусь находится на предпоследнем месте среди стран ЕАЭС, опережая лишь Кыргызстан. Самый низкий индекс внедрения – среди государственных органов и организаций.

Инфраструктура (технические возможности) развивается, а спрос (доступность и потребность) – нет. Основные препятствия цифровой трансформации – групповые интересы, нечёткость регулирования, сохранение государственной монополии.

Положения Государственной программы развития цифровой экономики и информационного общества на 2016–2020 годы, принятой в 2016 году, чётко определяют направления развития телекоммуникационной инфраструктуры. Однако задачи в отношении использования технологий расплывчаты, а показатели результативности имеют узко секторальный характер. Вместе с тем диалог о направлениях цифровой трансформации выходит за пределы традиционного партнёрства государства с отраслевым лобби.

Тенденции
  • сохранение цифрового неравенства;
  • акцент на экстенсивном развитии инфраструктуры;
  • недостаточная проработанность нормативно-правовой базы, тормозящая цифровую трансформацию общества;
  • замедление роста пользователей глобальной сети;
  • актуализация необходимости диалога между представителями органов госуправления и общественностью с целью выработки стратегии использования цифровых технологий для устойчивого развития.
Развитие инфраструктуры, аудитория и использование информационно-коммуникационных технологий

Позиция Беларуси в рейтингах Международного союза электросвязи с каждым годом повышается. В 2016 году страна заняла 23-е место среди 195 стран по развитию широкополосного доступа, 31-е место среди 175 стран по развитию информационных и коммуникативных технологий (в 2010 – 46-е). Подындекс «доступ» – переместилась с 50-й на 36-ю позицию, подындекс «пользователи» – с 50-й на 44-ю, подындекс «навыки» – с 8-й на 5-ю, стоимость фиксированного широкополосного доступа – с 72-й на 47-ю за 3 Мбит/сек. Ширина внешнего канала по сравнению с 2015 годом увеличилась на 137 Гб/с и составила до 1100 Гб/с. 1

Однако Беларусь утратила позицию наиболее активно развивающейся страны. Произошло это по целому ряду причин, одна из которых – устойчивая тенденция замедления роста пользователей глобальной сети (в районе 70% населения в возрасте 15–74 лет с 2014 года) (табл.1). С другой стороны, число тех, кто выходит в интернет каждый день, значительно выросло и составило 90% пользователей в возрасте 15–74 лет.

  2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Количество пользователей, млн.чел. 3.0 3.4 4.1 4.6 4.8 5.0 5.08 5.1
Таблица 1. Динамика пользователей глобальной сети, 2009–2016 гг., млнчел.

Развитие инфраструктуры не способствует росту числа пользователей: предложение (технические возможности) растёт, а спрос (доступность и потребность) – нет. Так, средняя скорость в расчёте на одного абонента составила всего лишь 8.8 Мб/с при технической возможности 1Гбит/с: 2 пользователи подключаются на более низкой скорости, поскольку это дешевле.

Относительно высокую стоимость подключения к интернету обусловливает государственная монополия на внешний канал, тормозящая развитие рынка телекоммуникационных услуг. Частные операторы (вторичные провайдеры) должны покупать внешний трафик у государственных операторов – «Белтелекома» или beCloud. При этом республиканское унитарное предприятие «Белтелеком» исполняет взаимоисключающие роли: конкурирует за клиентов на внутреннем рынке и формирует для всех остальных операторов стоимость доступа к внешнему каналу.

В 2016 году монопольные преимущества «Белтелекома» расширились благодаря установке в дата-центре кэш-серверов YouTube. Компания получила полномочия монопольно определять стоимость и возможность доступа к ним частных провайдеров. В итоге для коммерческих операторов стоимость доступа к серверам Google осталась такой же, как если бы серверы находились в Германии или США.

Негативное влияние на развитие аудитории сети интернет оказало и увеличение с апреля 2016 года ставки НДС на услуги электросвязи для сотовых операторов и интернет-провайдеров с 20 до 25%, повлекшее удорожание доступа к глобальной сети.

Несмотря на некоторое сокращение разрыва, цифровое неравенство по географическому и возрастному признакам остаётся серьёзной проблемой. Среди жителей Беларуси в возрасте до 30 лет 91–93% выходят в сеть ежедневно. Доля людей в возрасте 55+ – на 20% меньше. Если же обратиться к распределению по возрасту аудитории интернета, оказывается, что пользователей старше 50 лет в три раза меньше, чем пользователей младше 30. 3

В Минске и Минской области 40% жителей имеют доступ к глобальной сети, что в разы превышает долю пользователей интернета в остальных регионах Беларуси (Гомельская область – 14%, Брестская – 13%, Витебская – 12%, Гродненская – 11%, Могилёвская – 10%). 4 Цифровое неравенство ведёт к информационной асимметрии и определяет различия в доступе к услугам. Анализ аудитории сайтов edu.by, gpk.gov.by, minsk.gov.by, nbrb.by в мае 2016 года показал, что люди в возрасте 55+ составляют чуть больше 5% посетителей. 5 Интернет-банкинг наиболее активно используют респонденты 16–34 лет, живущие в городах и посёлках городского типа. 6 Онлайн покупки чаще всего совершают жители областных центров. Причём минчане в 2016 году совершили в 5 раз больше покупок, чем жители Витебска, и в 7 раз больше, чем жители Гомеля. 7

Симптоматично, что в рейтинге внедрения цифровых технологий Всемирного банка Беларусь занимает предпоследнее место среди стран ЕАЭС, опережая только Кыргызстан. При этом самый низкий индекс внедрения – в структурах госуправления (табл. 2).

  Армения Беларусь Кыргызстан Казахстан Россия
Индекс цифрового внедрения, общий балл, в т.ч. 0.67 0.52 0.49 0.63 0.71
бизнес 0.48 0.43 0.37 0.32 0.37
люди 0.82 0.76 0.60 0.73 0.62
правительство 0.72 0.36 0.50 0.83 0.52
Таблица 2. Рейтинг внедрения цифровых технологий Всемирного банка

Действительно, в стране создана система межведомственного документооборота (СМДО), функционирует единый оператор этой системы – Национальный центр электронных услуг. Инфраструктура СМДО активно внедряется: с 2012 до I кв. 2016 года доля абонентов системы среди государственных органов и организаций выросла в 22 раза (2012 – 3%, 2015 – 31%, 2016 – 66%), тогда как количество документов, прошедших через систему, – всего в 2 раза (2012 – 23%, 2015 – 31%, 2016 – 46%). 8 Это означает, что дорогостоящая инфраструктура используется неэффективно.

Как отметил премьер-министр А.Кобяков, «объём корреспонденции, передаваемый в электронном виде, у большинства госорганов не достигает и 50% от общего объёма», а «средства, выделенные на внедрение и использование цифровых технологий в работу органов государственного управления, остаются неосвоенными. В 2015 году освоение составило менее 50%, в 2016 году – 85%». 9

Слабое развитие рекламного рынка (EUR 3.5 на человека) 10 не обеспечивает необходимых условий для развития национального контента – одной из основных задач программы развития информационного общества в Беларуси. Зарубежные ресурсы по-прежнему лидируют и по объёму трафика и по «охвату» (числу уникальных посетителей). Более 40% трафика занимают youtube.com, vk.com и mail.ru. 11 По «охвату» лидирует google.com (71%), за ним следуют vk.com (57%), youtube.com (50%), yandex.by (43%), mail.ru (41%), tut.by (39%). 12 Если несколько лет назад превалировало «российское направление» (его доля составляла 70%), то в 2016 году трафик на российские и европейские ресурсы практически сравнялся. Не способствует развитию национального контента и то, что Беларусь, по данным анализа Freedom House, по-прежнему остаётся страной с несвободным интернетом. 13

«Конфедерация цифрового бизнеса»

Необходимость интеграции в глобальную цифровую экономическую среду, в которой субъекты могут не только предоставлять товары и сервисы, производимые электронным бизнесом, но и осуществлять любую хозяйственную деятельность, предполагает создание благоприятной деловой среды для цифрового бизнеса на национальном уровне. Многое зависит также от того, какая из конфликтующих в настоящее время тенденций станет определяющей: упрощение процедур, снижение регуляторной функция государства или стремление лишить цифровой бизнес преференций и «уравнять» его с традиционным.

Для консолидации усилий по преодолению негативных тенденций в этой сфере в мае 2016 года создана «Конфедерация цифрового бизнеса». Её учредителями стали научно-технологическая ассоциация «Инфопарк», ассоциация автоматической идентификации «ГС1 Бел», ОО «Информационное общество» и др. Предполагается, что учредителям конфедерации удастся объединить организации различных секторов экономики, ведущих основной бизнес посредством информационных технологий (ассоциации и компании сектора информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), банки и платёжные системы, интернет-магазины, электронные биржи, провайдеры электронного документооборота, логистических и др. цифровых услуг). Это позволит представителям деловых кругов контактировать с органами госуправления с целью разработки эффективных мер регулирования цифрового рынка.

Не в меньшей степени озабочен бизнес и устранением барьеров для национальной и трансграничной электронной торговли. Речь идёт о гармонизации цифрового рынка со странами Евросоюза и формировании единого цифрового пространства ЕАЭС. Первая инициатива реализуется в рамках «Восточного партнёрства» (HDM panel, EU4Digital), вторая – на основе «Декларации о формировании цифрового пространства Европейского экономического союза», принятой в ноябре 2016 года.

Программа развития цифровой экономики и информационного общества

Инициативы деловых кругов, как и неудачи во внедрении сервисов электронного правительства, свидетельствуют об одном: приоритетным направлением цифровой трансформации должно быть не развитие инфраструктуры, а формирование адекватной концептуальной и правовой базы для организации процессов электронного взаимодействия бизнеса, граждан и государственных органов. Отвечает ли этой потребности принятая в марте 2016 года «Государственная программа развития цифровой экономики и информационного общества на 2016–2020 годы? 14 Анализ государственной программы и первые результаты её выполнения (а точнее – невыполнения) 15 дают серьёзные основания для сомнений.

Цель программы – «совершенствование условий» для формирования цифровой экономики, развития информационного общества и совершенствования электронного правительства. Логика структурирования программы (подпрограммы) отличается от целеполагающей части и включает три компонента (подпрограммы): «информационно-коммуникационная инфраструктура»; «инфраструктура информатизации» (внедрение технологий электронного правительства); «цифровая трансформация» (трансформация бизнес-процессов во всех сферах жизнедеятельности общества). Это несоответствие значительно затрудняет оценку степени достижения целей программы в целом.

Характерной чертой документа является традиционное для белорусских стратегий в этой сфере чёткое представление о направлениях развития телекоммуникационной сети и расплывчатые или узко секторальные планы в отношении эффективного использования этих технологий. Так, в качестве приоритетов развития национальной информационно-коммуникационной инфраструктуры обозначены вполне конкретные меры: развитие стационарного и беспроводного широкополосного доступа; развитие цифрового телевизионного вещания; развитие облачных технологий. В то же время подпрограмма «инфраструктура информатизации» не содержит ответов на ключевые вопросы: сколько есть и сколько будет полностью автоматизированных услуг для граждан и бизнеса; какова стратегия реинжиниринга бэк-офиса; какие технологии будут использоваться; как будет осуществляться гармонизация цифрового рынка?

Степень «трансформации бизнес-процессов во всех сферах жизнедеятельности современного общества» ограничивается показателями доли учреждений, охваченных проектом «Электронная школа»; доли врачей, имеющих возможность выписывать рецепты в электронном виде; количества виз, выданных в электронном виде иностранным гражданам; годового прироста количества объектов органов пограничной службы, использующих интегрированную систему охраны государственной границы. Позволит ли подсчёт количества электронных рецептов, виз и систем пограничной службы оценить успешность цифровой трансформации во «всех сферах жизнедеятельности общества»?

Показатель же успешности программы в целом – «повышение к 2020 году позиций Беларуси в рейтинге по индексу готовности к электронному правительству ООН и рейтинге по индексу развития информационно-телекоммуникационных технологий в соответствии с классификацией МСЭ» – не только лишён определённости, но и лишь частично соотносится с заявленными целями программы. В этой ситуации в ещё большей степени актуализируется необходимость диалога между представителями органов госуправления и общественности с целью выявления «точек роста» и препятствий использования цифровых технологий для устойчивого развития.

Свидетельством того, что такой диалог выходит за пределы традиционного партнёрства государство – отраслевое лобби, явилась национальная инициатива проведения форума по управлению интернетом 17 мая 2016 года. 16 На очереди новая задача – максимизировать эффект этих инициатив за счёт вовлечения в работу форума всех заинтересованных сторон, повышения их компетентности, включения в глобальные и региональные дискуссии.

Заключение

Несмотря на принятие в 2016 году новых программ развития, тенденции предыдущего периода остались неизменными (сохранение цифрового неравенства, акцент на экстенсивном развитии инфраструктуры, недостаточная проработанность нормативно-правовой базы, тормозящая цифровую трансформацию общества). Имеются опасения, что эти тенденции сохранятся, даже если будет разработано запланированное на 2017–2018 годы нормативно-правовое обеспечение цифровой трансформации: в принятой в 2016 году государственной программе не содержится ни одного показателя внедрения электронных услуг государства для граждан.

С другой стороны, активизация и консолидация усилий бизнес-сообщества по развитию единого цифрового рынка, расширение диалога по вопросам управления интернетом могут скорректировать недостатки национального стратегического планирования и способствовать успеху цифровой трансформации.

  1. “Measuring the Information Society Report 2016.ITU. 2017. Web 26 Apr. 2017

  2. «Беларусь вошла в тройку стран с суперскоростным доступом в интернет.» БелТA. 23 Feb. 2016. Web 26 Apr. 2017

  3. По данным исследования Gemius Audience.

  4. По данным исследования Gemius Audience.

  5. Дорошевич, Михаил. «Аудитория E-Government сайтов в Беларуси, май 2016.» Infopolicy.biz. 16 Aug. 2016. Web 26 Apr. 2017

  6. «Белорусы за последние четыре года стали активнее пользоваться цифровыми банковскими технологиями.» БелТА. 16 Nov. 2016. Web 26 Apr. 2017

  7. «Яндекс.касса: онлайн-траты жителей Беларуси – итоги 2016 года.» Belrynok.by. 31 Jan. 2017. Web 26 Apr. 2017

  8. «Состояние и перспективы развития межведомственных информационных систем.» Tibo. Apr. 2016. Web. 26 Apr. 2017

  9. «Кобяков поручил активнее использовать для развития электронного правительства созданную инфраструктуру.» БелTA. 24 Jan. 2017. Web. 26 Apr. 2017

  10. Для сравнения, в Чехии этот показатель составляет EUR 100 на человека.

  11. «“Белтелеком” рассказал о предпочтениях белорусских интернет-пользователей.» БелTA. 21 Jan. 2016. Web. 26 Apr. 2017

  12. Дорошевич, Михаил «Топ-30 сайтов белорусского интернета в августе 2016.» Infopolicy. 05 Oct. 2016. Web. 09Apr. 2017

  13. “Freedom on the net.” Freedom House. 2016. Web. 09 Apr. 2017

  14. «Государственная программа развития цифровой экономики и информационного общества на 2016–2020 годы. Постановление Совета министров Республики Беларусь от 23.03.2016 №235.» Совет министров Республики Беларусь. 23 Mar. 2016. Web. 26 Apr. 2017

  15. Планировалось, что в 2016 будут созданы портал открытых данных и белорусская интегрированная сервисно-расчётная система (БИСРС).

  16. «Первый национальный форум по управлению интернетом: как это было.» 42TUT.by. 24 May 2016. Web. 26 Apr. 2017

Источник:

http://nmnby.eu/yearbook/2017/page16.html

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.