web analytics

CityTech: новый взгляд на цифровые сервисы для жителей больших городов

Лонгрид про «умные города» (Smart Cities), цифровые навыки (digital skills), включая влияние коронавирусной пандемии COVID-19

В представленном в начале июня 2021 года отчете «Стартап Барометр» главным последствием пандемии коронавируса назван рост цифровой грамотности. Как пишут авторы исследования, «этот порог переступили многие социальные группы людей и вынужденно обучились пользоваться цифровыми сервисами». По словам младшего партнера McKinsey и эксперта по цифровизации в госсекторе Александра Нугаева, кризис дал импульс долгосрочным изменениям, которые продолжатся в ближайшие годы.

Кризисная ситуация показала и городским властям, и бизнесу, и просто жителям, что очень многое можно делать с использованием цифровых современных сервисов и запустила изменение паттернов поведения.

Александр Нугаев

младший партнер McKinsey, эксперт по цифровизации в государственном секторе

Коронавирус и вызванные им перемены в обществе способствуют смене оптики и взгляду на технологические отрасли через призму потребления цифровых сервисов, с позиции пользователей. Такой подход вкладывается в понятия CityTech или UrbanTech, которые зачастую противопоставляются концепции построения умных городов, Smart City.

Блок технологий и бизнес-моделей Smart City — это, условно, инженерно-инфраструктурная сторона города и все те решения, которые ее оптимизируют, поясняет руководитель Аналитического центра МУФ Никита Румянцев. «В основе лежит утопический взгляд, что городом можно и нужно управлять из единого центра, это подход «сверху-вниз», – говорит он.

CityTech или UrbanTech — это противоположный подход, движение не «сверху-вниз», а «снизу-вверх». Некоторые его идеологи, в числе которых Адам Гринфилд, Карло Ратти и Энтони Таунсенд, говорили, что «надо делать не умные города, а города, которые делают людей умнее», объясняет Никита Румянцев. В противном случае города оказываются в ловушке проданных им больших фреймов технологических компаний, которые устаревают еще до момента установки.

Венчурный фонд UrbanUs одним из первых стал прицельно заниматься этой сферой. Он описывает UrbanTech-стартапы как технологические компании, которые напрямую улучшают жизнь и устойчивость городов и, в отличие от сферы Smart City, клиентами UrbanTech в первую очередь являются не городские администрации, а потребители и предприятия.

Проанализировав венчурные инвестиции в этой области за 2016-2018 годы, профессор Ричард Флорида (который, кстати, в начале 2000-х первым ввел понятие «креативный класс») получил цифру в $75 млрд, что составляло примерно 17% от всех подобных инвестиций в мире. Пандемия коронавируса замедлила инвестиции, однако, по мнению Флориды, одновременно и открыла перед городскими технологиями новые возможности.

Если ограничиваться большими городами (cities) и фокусироваться на B2C и G2C-решениях, то можно определить CityTech как совокупность государственных, муниципальных и коммерческих сервисов, напрямую улучшающих жизнь людей, то есть направленных на конечных потребителей.

Взгляд на CityTech через оценку цифровых сервисов

По оценкам Всемирного экономического форума, 56,2% населения Земли уже живет в городах, а по подсчетам ООН, число горожан в 2020 году составило почти 4,4 млрд человек и его доля достигнет 68% к 2050 году. Что же касается умных городов, то этот глобальный рынок вырастет с $410,8 млрд в 2020 году до $820,7 млрд в 2025, прогнозируют в Research and Markets. При этом наибольшая доля придется на сегмент умных сервисов для горожан (smart citizen services), к которым аналитики относят образование, здравоохранение, безопасность, умное освещение и электронное правительство. Именно такие цифровые сервисы, по мнению аналитиков, улучшают общую эффективность города и качество жизни в нем.

В 2018 году аналитики McKinsey изучили востребованность решений умного города для населения, использование которых является выбором каждого человека. Фактически предметом исследования были цифровые сервисы, которые можно также считать CityTech-решениями. Анализ показал, что уже тогда уровень их использования был очень высоким: по самым популярным умным технологиям коэффициент их использования в таких мегаполисах как Гонконг, Дубай, Москва, Нью-Йорк, Сингапур и др. достигал 70–80%.

В России цифровые сервисы для горожан развиваются и за пределами крупных городов. В том же 2018 году Высшая школа урбанистики и Яндекс.Такси представили исследование «Цифровизация малых и средних городов России», в котором использовалось понятие «локальных цифровых сервисов», то есть сервисов, привязанных к территории. К ним авторы документа отнесли сервисы доставки, заказа еды, онлайн-покупки в местных магазинах, покупки билетов на местные мероприятия, заказа такси онлайн и т.п. По оценкам аналитиков, хорошо обеспеченными локальными цифровыми услугами в 2018 году были почти 60% городского населения РФ, а практически или полностью не обеспечены ими — 21% городского населения.

Влияние COVID-19

Александр Нугаев, который был одним из авторов упомянутого отчета McKinsey о востребованности решений умного города для населения, убежден, что CityTech-сервисы существенно помогли людям пережить кризисный 2020 год.

Безусловно, пандемия очень сильно стимулировала развитие CityTech. Она ограничила, а местами сделала невозможными передвижения по городу: будь то поход в магазин и на работу, или в поликлинику и МФЦ. Многие из этих потребностей были «закрыты» городскими цифровыми решениями — как государственными, так и коммерческими. Был даже принят закон о дистанционной торговле лекарствами. Все эти сервисы позволили людям жить в этот непростой период.

Александр Нугаев

младший партнер McKinsey, эксперт по цифровизации в государственном секторе

Карло Ратти из лаборатории MIT Senseable City Lab Массачусетского технологического института видит в происходящем цифровую версию того, что экономист Йозеф Шумпетер назвал «созидательным разрушением» в городском масштабе.

Инновационные процессы, для реализации которых потребовались бы годы, сокращаются до недель. Люди признают, что эти изменения сделали нашу повседневную жизнь более гибкой и удобной, и поэтому некоторые тенденции, такие как smart working (удаленная работа — прим.) и сокращение поездок по городу, сохранятся после пандемии.

Карло Ратти

директор MIT Senseable City Lab

Пик использования мобильных приложений в пандемию наблюдался во всем мире (на 40% год к году во втором квартале 2020). В среднем пользователь ежедневно проводил 4 часа 20 мин в смартфоне, по данным App Annie. Во время пандемии также был отмечен рекорд по установке новых приложений. В период введения режима самоизоляции в мире был зафиксирован резкий рост использования приложений доставки продуктов питания, отметили аналитики CleverTap.

В России в период пандемии двузначный прирост показали такие сегменты как цифровой контент и электронная коммерция, посчитали в РАЭК. E-commerce по итогам 2020 года вырос на 22% и перешел отметку в 6 трлн рублей. Внутрироссийский рынок розничной B2C-торговли в 2020 году достиг 2,7 трлн руб.; число заказов выросло на 78% по сравнению с предыдущим годом — до 830 млн. Эксперты ожидают среднегодовой темп роста этого рынка в ближайшие три года на уровне 34%. По оценкам Data Insight, первые три месяца карантина привели в онлайн-покупки не менее 10 млн человек.

Падение показали сервисы продажи билетов на транспорт и на мероприятия, а наибольшей рост продемонстрировала категория заказа и доставки еды. Категория eGrocery выросла на 214% и перешла отметку в 135 млрд руб., ее оборот в Москве и Московской области составил $81,9 млрд. Как отметили аналитики «Сбера», все крупнейшие продуктовые ритейлеры в 2020 году запустили собственные мобильные приложения по доставке, либо самостоятельно, либо в партнерстве с признанными лидерами рынка.

Аналитики оценивают объем российского B2C-рынка онлайн-образования по итогам 2020 года в 55–60 млрд руб., что на 30-35% больше по сравнению с уровнем предыдущего года.

 

Многие сферы — например, образование, здравоохранение — которые ранее были консервативными и традиционными с точки зрения пользовательских сценариев, получили невероятное ускорение. Люди просто были вынуждены ими пользоваться, что сняло как некоторые предрассудки (что онлайн-образование — это неправильно или некачественно), так и позволило вендорам протестировать гипотезы и адаптировать свои предложения.

Никита Румянцев

руководитель Аналитического центра МУФ

Эксперт убежден: люди, увидев, что так можно решать свои проблемы, точно будут продолжать ими пользоваться, просто потому что это в отдельных случаях многократно снижает временные и денежные издержки.

Об ускорении цифровизации, вызванной коронавирусом, говорят многие аналитики. В отчете ООН отмечается, что пандемия ускорила цифровизацию предоставления услуг, включая телемедицину и переход на удаленную работу. В Data Insight считают, что новые пользователи, которые обратились к онлайн-коммерции из-за карантина, так или иначе пришли бы к онлайн-покупкам в течение пяти лет. Вследствии пандемии увеличилось потребление товаров и услуг через цифровые каналы, отметили аналитики Deloitte. При этом они также отмечают возникшую у потребителей нацеленность на личное владение чем-либо в противовес шеринг-модели, популярность которой сокращается.

Согласно исследованию BCG и «Ромир», в период пандемии единственный канал продаж, показавший рост — электронная коммерция, причем только в Москве.

Опрос, проведенный ФОМ в мае 2020 года, показал, что готовую еду заказывали через интернет треть пользователей, для жителей Москвы этот показатель достиг 48%. Продукты заказывали 27% москвичей и 19% жителей больших городов населением более 1 млн человек. В Москве товары заказывали 86% пользователей.

Согласно данным Criteo, во втором квартале 2020 года 54% российских пользователей скачали как минимум одно приложение для онлайн-шопинга (ритейл, еда, продукты); несколько раз в неделю использовали приложения для доставки еды 42% респондентов; раз в неделю — 24%, несколько раз в день — 14%.

Спустя год после введения карантинных мер из-за пандемии FoodTech в России продолжает расти. По данным «СберИндекс», в первом квартале 2021 года российский рынок доставки еды из ресторанов и продуктов из магазинов вырос на 78% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и достиг 155 млрд руб. Темпы роста в обоих сегментах сопоставимы, но оборот e-grocery уже в 2,5 раза больше.

Понятно, что будет расти все, что делает пользовательские сценарии удобнее, доступнее и  разнообразнее.

Никита Румянцев

руководитель Аналитического центра МУФ

 

Никита Румянцев из Аналитического центра МУФ перечислил некоторые CityTech бизнес-модели, которые активно растут и актуальны для Москвы: «мгновенная» (за 15-20 минут) доставка, под которую меняется и ассортимент, и клиентский сервис, и весь бэк-энд; «темные магазины» и «темные кухни» (dark stores и dark kitchens); подписные модели аренды или использования всего (от автомобилей до домов); рынки городской мобильности; решения, связанные с микро-мобильностью и «мобильностью последней мили» и др.

Что будет с CityTech после пандемии

Если с тем, что пандемия ускорила развитие CiyTech, согласны практически все, то на его дальнейшее развитие есть разные точки зрения.

Аналитики Data Insight считают, что большинство новых покупателей после завершения изоляции продолжат совершать покупки через интернет. В Deloitte убеждены, что люди, которые в пандемию стали больше пользоваться цифровыми сервисами, в большинстве намерены в ближайший год остаться на этом уровне или использовать их еще чаще. Ксения Краснова, менеджер проектов «КБ Стрелка», убеждена, что горожане привыкли к новым сервисам, и поэтому маловероятно, что они откажутся от них в будущем.

Исследование ICT.Moscow, в частности, показало, что москвичи не намерены меньше пользоваться сервисами и агрегаторами для доставки еды после снятия всех ограничений, связанных с пандемией коронавируса. Наибольшее увеличение активности ожидается в категории городской и транспортной мобильности.

Эксперт ДИТ Москвы по международной проблематике SmartCity Константин Соколов считает, что высокий темп внедрения новых и совершенствования существующих цифровых сервисов в городах сохранится или даже будет возрастать после преодоления пандемии COVID-19.

На мой взгляд, в постковидной перспективе этот тренд, дающий ощутимые пользовательские, управленческие и ресурсные выгоды, только ускорится и, надеюсь, приведет не только к количественным, но и качественным изменениям в структуре и паттернах цифрового потребления.

Константин Соколов

эксперт ДИТ Москвы по международной проблематике SmartCity

Исследование компании ANCOR, проведенное в мае 2020 года, показало, что 71% россиян продолжит использовать сервисы доставки продуктов после снятия ограничений, связанных с коронавирусом. В то же время 29% воспринимают доставку продуктов как временную меру и после пандемии они планируют вернуться к привычным походам по магазинам.

В «Сбере» также считают, что устойчивое перераспределение расходов в пользу онлайна произошло в группе потребителей, которые и до пандемии иногда пользовались онлайн-покупками и электронными сервисами. Те же, кто до пандемии в принципе не прибегал к онлайн-услугам, после вынужденного перерыва быстро вернулись к прежней модели поведения.

Почему горожане выбирают CityTech

Согласно результатам исследования ICT.Moscow, москвичи ценят CityTech-сервисы за то, что те позволяют, во-первых, экономить деньги (78%), во-вторых — экономить время и в-третьих — за доступность в удобное время из любого места. Опрос 2019 года жителей Москвы об использовании сервисов крупных экосистем показал схожие результаты, однако тогда ключевым преимуществом использования цифровых сервисов респонденты называли экономию времени.

CityTech — это не только про экономию времени и денег, а в целом про удобство и новые ценности. Это более высокий уровень клиентского опыта: ты не только больше не стоишь в очереди, у тебя полностью отпадает необходимость выходить из дома. Даже государственные сервисы становятся очень клиентоцентричными. Их можно быстро дорабатывать и менять, радикально улучшая клиентский опыт. Компании стали чуть раньше создавать такие сервисы, и сейчас государство стремится подтянуться до этой планки.

Александр Нугаев

младший партнер McKinsey, эксперт по цифровизации в государственном секторе

Речь идет не только об улучшении сервисов (например, и еду, и такси раньше тоже можно было заказать, но по телефону), но и о совершенно новых услугах, говорит Александр Нугаев. В качестве примера он приводит услугу каршеринга, которая интегрирована в городскую транспортную инфраструктуру, или услугу, которая позволяет сдать в каршеринг свою собственную машину. «Раньше таких возможностей вообще не существовало, и современные сервисы в связке государство-коммерция позволяют их создавать с нуля», – подчеркивает он.

Никита Румянцев, руководитель Аналитического центра МУФ, называет еще одно преимущество цифровых сервисов — возможность удобно сравнивать альтернативы и принимать более квалифицированное решение при выборе услуги или товара. Ксения Краснова, менеджер проектов «КБ Стрелка», резюмирует причины востребованности городских цифровых сервисов:

UrbanTech-решения касаются разных сторон жизни горожан, поэтому было бы корректно сказать, что разные сервисы используют по разным причинам. Сервисами доставки еды пользуются, потому что это удобно и позволяет сэкономить время, хотя иногда может обойтись дороже, чем поход в магазин. А каршерингом, наоборот, пользуются потому, что это дешевле, хотя и не всегда удобнее, чем такси.

Ксения Краснова

менеджер проектов «КБ Стрелка»

CityTech в цифровых экосистемах

Несмотря на пандемию и возросший спрос на CityTech-сервисы, в 2020 году ниша e-commerce стала менее интересна венчурным инвесторам, отметили авторы исследования российского рынка инвестиций — «Венчурный Барометр». Эксперты объясняют это тем, что «место бизнес-ангелов и VC заняли крупнейшие компании, строящие экосистемы с участием и e-commerce площадок».

Как отмечается в концепции регулирования экосистем, подготовленной Минэкономразвития, «клиенты выбирают экосистемы — классические бизнес-модели уступают экосистемам по удобству, выбору и цене для клиентов». Согласно прогнозам McKinsey, к 2025 г. на экосистемы может прийтись около 30% глобального ВВП ($60 трлн).

Руководитель Аналитического центра МУФ Никита Румянцев называет «абсолютно понятной» логику экосистемного подхода. По его словам, большие технологические компании стараются, с одной стороны, собирать как можно больше данных о клиенте и затем использовать их для маркетинга и разработки продуктов, а с другой стороны — «только так можно вывести на окупаемость отдельные сервисы (или зафиксировать их плановую неокупаемость, но использовать их как источники данных)». К сожалению, говорит, эксперт, рынки отдельных решений для отдельных городов часто недостаточно емкие, чтобы быть минимально привлекательными с точки зрения бизнеса.

При этом представитель Аналитического центра МУФ осторожен в оценке влияния экосистемной модели на развитие CityTech-сервисов и самих городов.

Сложно сказать, экосистемность мешает или помогает развитию города в целом. Это происходит так, и нет понимания, как это может происходить по-другому, поскольку это обусловлено экономическими и технологическими факторами. Пока компании, которые идут по этому пути, растут, и, кажется, дают лучший сервис клиентам. Но мы не знаем, как они переживут и повлияют на город, когда изменится технологическая платформа или экономическая ситуация.

Никита Румянцев

руководитель Аналитического центра МУФ

Карло Ратти среди плюсов экосистем называет заложенную в них стратегию сотрудничества участников такой модели. Однако руководитель лаборатории MIT и основатель международного архитектурного бюро Carlo Ratti Associati также видит и потенциальные риски, в первую очередь — формирование монополий вокруг собираемых данных. О проблеме конкурирования с экосистемами говорит и Ксения Краснова из «КБ Стрелка».

Компании, развивающие цифровые экосистемы, которыми пользуются горожане (например, Яндекс), работают в нише UrbanTech (или CityTech). Для жителей городов распространение UrbanTech-решений, безусловно, является благом: они могут быстро получить доступ к новым сервисам, делающим жизнь в мегаполисе еще более комфортной. Однако предпринимателям, желающим войти в эту сферу и создавать UrbanTech-решения с нуля, будет непросто конкурировать с крупными компаниями, уже сформировавшими собственные экосистемы.

Ксения Краснова

менеджер проектов «КБ Стрелка»

Тенденции GovTech

Пандемия положительно сказалась и на использовании CityTech-сервисов, связанных с государственными и муниципальными услугами. Аналитический центр НАФИ подсчитал, что 22% россиян стали пользоваться или улучшили навыки пользования государственными электронными сервисами, включая столичную платформу mos.ru.

Согласно статистике Минцифры России, в 2020 году количество зарегистрированных пользователей на федеральном портале госуслуг увеличилось на 12 млн человек и превысило 78 млн граждан (почти 2/3 всех граждан старше 14 лет). Количество граждан, которые воспользовались сервисами единого портала, за 2020 год увеличилось почти вдвое — до 56 млн человек. В прошлом году на портал было выведено более 40 новых услуг и сервисов, которые можно получить без необходимости личного обращения в органы власти или МФЦ.

На примере Москвы видна тенденция перевода в электронный вид не только госуслуг, но и различных вспомогательных GovTech-сервисов. Например, на городском портале самые востребованные сервисы — электронный дневник (более 830 млн обращений за 10 лет), второе и третье место — у сервисов приема показаний приборов учета воды (более 237 млн обращений) и проверки автомобильных штрафов (более 164 млн обращений). Всего на портале mos.ru доступно более 380 электронных услуг и сервисов и насчитывается более 13,9 млн учетных записей — больше, чем по статистике живет в Москве. Всего суммарно столичными GovTech-сервисами с 2011 года воспользовались 2 млрд раз.

Если говорить об изменениях в сфере GovTech, то тут можно выделить две тенденции. С одной стороны, современные города и государства стремятся снизить административную нагрузку на людей, минимизировать все неприятные рутинные процессы, все административное и транзакционное. Они помогают сэкономить время, интегрируя в цифровом виде информацию и сервисы — например, объединяя десять госуслуг в один клик. С другой стороны, государство стремится создавать новые ценностные предложения, например, сервис для пожилых людей, благодаря которому они могут получить информацию о льготах, услугах или о возможностях социализации.

Александр Нугаев

младший партнер McKinsey, эксперт по цифровизации в государственном секторе

Руководитель Аналитического центра МУФ говорит, что из изменений ему близка теория, согласно которой государство и городские власти все больше будут выполнять роль платформы. Никита Румянцев ожидает, что они будут формулировать запрос и проблему, на которую есть спрос, и выставлять это на решение другим игрокам. При этом они иногда будут выступать как поставщик данных, инвестиций или еще чего-то, но не решать эти проблемы самостоятельно.

Нужна ли CityTech поддержка города

По мнению представителя Аналитического центра МУФ, создание витрины запросов и проблем города является одной из необходимых форм поддержки CityTech. По его словам, это можно проводить и в формате акселерационных программ для более тесной связки с представителями города.

Самой сложной задачей эксперт называет открытие данных. При этом, по его словам, «города работают не только и не столько со своими данными, но формируют широкие консорциумы ключевых держателей данных: телеком, банки, ритейл и пр., чтобы они тоже открывали данные и предоставляли универсальные продукты».

Еще одной востребованной формой поддержки CityTech со стороны городских администраций, по мнению Никиты Румянцева, является регулирование, позволяющее тестировать и масштабировать новые механизмы.

Все чаще используется подход «регуляторных песочниц», где в городе выделяют определенные территории в которых меньше регуляций и где можно тестировать новые подходы и решения, но которые формально запрещены или не проходят стандартизацию.

Никита Румянцев

руководитель Аналитического центра МУФ

Городские власти могли бы существенно помочь развитию CityTech, позволив больше экспериментировать, считает Карло Ратти. По его словам, муниципальным властям следует в каком-то смысле «превращать города в живые лаборатории».

Ксения Краснова из «КБ Стрелка» считает, что стимулировать развитие CityTech-сервисов могло бы «создание нормативной базы и определение KPI на уровне городов». «Ну и конечно, цифровизация должна идти параллельно с процессом повышения цифровой грамотности горожан, – говорит она. – Этот показатель косвенно влияет на количество новых сервисов и упрощает их внедрение».

* * *

В 2018 году аналитики McKinsey отметили, что использование цифровых решений для горожан не связано с доходом на душу населения. Отвечая на вопрос ICT.Moscow, Карло Ратти из MIT Senseable City Lab говорит, что может вспомнить множество примеров инноваций, которые зародились в развивающихся регионах и распространились среди своих более продвинутых коллег

Приведу пример. Африка отставала в области телекоммуникаций. Мобильному телефону потребовалось несколько десятилетий, чтобы добраться до континента, но с тех пор различные африканские страны использовали его потенциал для разработки творческих решений местных проблем, таких как мобильный банкинг и отслеживание информации о сельскохозяйственных культурах в режиме реального времени. Таким образом, они превзошли своих западных коллег и взяли на себя ведущую роль в этой области.

Карло Ратти

директор MIT Senseable City Lab

Однако руководитель Аналитического центра МУФ считает, что «ВВП на душу все равно важен, так как в более богатых странах выше спрос и быстрее растут сегменты, эти рынки интереснее компаниям, там больше инвестиций, больше предложения в долгосрочной перспективе и там появляются более капиталоемкие инновации».

Но Никита Румянцев согласен с другим наблюдением из отчета McKinsey — о том, что такие сервисы лучше взлетают там, где ранее не существовало аналогичного «традиционного» решения.

Есть проблема перехода на новую технологическую платформу и новую инфраструктуру. Во многом это то, что институциональные экономисты называют «эффектом колеи». Это отражается в том, что в развитых странах и городах сложнее и дороже внедрять новые технологии, так как требуется, во-первых, перестроить уже существующую инфраструктуру, во-вторых, признать что она устарела и часть инвестиций списать как убытки (поскольку она еще не успела полностью амортизироваться), в-третьих, есть понятные проблемы, связанные с тем, что крупные игроки просто не хотят меняться и терять рынки.

Никита Румянцев

руководитель Аналитического центра МУФ

Никита Румянцев приводит несколько примеров. Он напоминает, что в Калифорнии и вообще в Америке хуже качество и скорость интернета, чем в других странах, включая Индию и Россию (это при том, что, по оценкам BCG, на США в 2020 году приходилась половина топ-50 инновационных компаний мира). Другая иллюстрация — уровень банковского обслуживания в России и Украине, который значительно лучше, чем в Израиле, Швейцарии или во Франции. Эксперт объясняет это тем, что в этих странах есть огромные игроки, которые не хотят меняться, и есть регулирование, которые их устраивает. Другой пример — Германия, где в больших корпорациях главным инструментом внутренней коммуникации до сих пор является факс.

 

Источник:
https://ict.moscow/news/citytech-novyi-vzgliad-na-tsifrovye-servisy-dlia-zhitelei-bolshikh-gorodov/

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий